новости

23.09.2020
Новшества в законодательной базе относятся к той земле, которая перешла в собственность до 2001 г.
Подробнее
04.09.2020
Уже с 1912 года для судоходства стал известен бренд Yanmar. Компания Yamaoka Hatsudoki Kosakusho направила сначала свое производство на изготовление двигателей внутреннего сгорания.
Подробнее
26.08.2020
Индустрия недвижимости - конкурентоспособный и перспективный сегмент бизнеса. Но и требования предъявляются здесь немалые.
Подробнее
25.08.2020
Ранее студентам было проще. Они могли скопировать часть текста из различных источников и в итоге получить курсовую работу.
Подробнее
13.08.2020
Поиск одежды нестандартного фасона – затруднителен и длителен.
Подробнее

Утка. О пекинской утке и мускусной крякве

Как-то перед майскими праздниками я отправилась на птичий рынок за мускусными утками. Мускусных утят предлагал только один продавец. Я попросила подобрать мне селезня и пару уточек. Селезня я выбрала однотонного, а уточек взяла черных с желтыми полосками на крыльях. Утята показались мне коротколапыми и сильно вытянутыми. Когда уткам исполнилось три месяца стало ясно, что они не мускусные: выросли мелкими, темно-коричневыми. В два с половиной месяца селезень начал пробовать крылья. Поднимется метра на полтора и пролетает около 10 м. Утки тоже иногда летали, но реже, ниже и на короткие дистанции. В три с половиной месяца селезень уже поднялся на высоту 3 м. Примерно в это же время заметила, что одна из уток стала светлее второй, причем светлая утка все время молчала, а темная чуть что, а то и без повода, просто так, громко крякала. В возрасте четырех месяцев светлая утка еще больше посветлела, брюхо у нее стало почти белое, перья в середине хвоста закруглились вверх, голова зазеленела.

(из журнала «Приусадебное хозяйство» № 4, апрель 2005 г.)

Как-то перед майскими праздниками я отправилась на птичий рынок за мускусными утками. Мускусных утят предлагал только один продавец. Я попросила подобрать мне селезня и пару уточек. Селезня я выбрала однотонного, а уточек взяла черных с желтыми полосками на крыльях. Утята показались мне коротколапыми и сильно вытянутыми.

Когда уткам исполнилось три месяца стало ясно, что они не мускусные: выросли мелкими, темно-коричневыми. В два с половиной месяца селезень начал пробовать крылья. Поднимется метра на полтора и пролетает около 10 м. Утки тоже иногда летали, но реже, ниже и на короткие дистанции. В три с половиной месяца селезень уже поднялся на высоту 3 м. Примерно в это же время заметила, что одна из уток стала светлее второй, причем светлая утка все время молчала, а темная чуть что, а то и без повода, просто так, громко крякала. В возрасте четырех месяцев светлая утка еще больше посветлела, брюхо у нее стало почти белое, перья в середине хвоста закруглились вверх, голова зазеленела.

Утка стала похожа на селезня кряквы, тогда как темная утка уже давно похожа на утку-крякву. Вес их был в пределах 1,5 кг.

Утята, несмотря на то, что я с ними проводила много времени, все равно дичились меня. Прожив у нас почти полгода, утки так и не стали ручными. Они никогда не подходили близко, когда им кидали лакомые кусочки, и ни разу не взяли еду из рук. Целый день проводили в работе — искали себе еду. В отличие от пекинских, которые только и ждали, когда им положат поесть (и съедали все тут же).

Плавали утки в большом тазу. Очень любили дождь. Даже гуси, когда дождь шел долго и сильно, прятались под навес. Утки же, напротив, залезали в каждую впадинку, процеживая мутную грязь.

Позже наши утки переехали в другое место — в деревню. Там они стали летать далеко через деревню, и им подрезали крылья. Уже стало понятно, что у меня не две утки и селезень, а два селезня и утка. Одна пара кряквы, а один из селезней, наверно, другого вида.

К шести месяцам кряквы немного подросли (граммов на 200), а коричневый селезень не потяжелел. Даже жалко было их резать. Когда все-таки это сделали, оказалось, что у этих дикарей мяса много, на задней части много жира. Но мясо у них было невкусное, жесткое, в отличие от мяса пекинских жирных уток. На следующий год я решила не рисковать и взяла шестерых пекинских утят желтых с розовым небольшим клювом. Они тоже были шустрыми, но воду лишь пили. И червей они не сразу ели, пришлось «объяснить» им, что это съедобно. Пекинские утки выросли гораздо крупнее диких, да и мясо у них было жирное и более нежное.
Т.Степанова г. Москва

Комментарий специалиста. Судя по всему, читательнице подсунули обычных домашних крякв (в чистом виде или помесей). Грубо говоря, это одомашненная форма дикой кряквы, отличающаяся от «свободной» формы несколько более крупными размерами. Схожая окраска селезня и утки встречается и в природе, но такие селезни либо гибнут в ходе естественного отбора, либо просто не участвуют в размножении.

А.Мурашов, орнитолог

04.04.2005

Версия для печати